Показать полную версию страницы
Все материалы

«Наступит момент, когда ребёнку предложат закурить, выпить и заняться сексом»

Детский психолог — о травле в школе, зелёных волосах и откровенных разговорах с подростками

Психолог Светлана Миллер советует родителям быть адвокатом ребёнку, а не прокурором

Один за одним в Новосибирске произошли сразу два скандала между учителями, детьми и их родителями. Сперва учительница одной из школ отобрала у ученика мобильный телефон и решила посмотреть его содержимое. Увидев на заставке картинку из аниме, потребовала, чтобы ученик удалил рисунок, потому что он, по мнению педагога, разрушает психику ребёнка. Следом в Бердске на занятия не пустили шестиклассницу с цветными волосами, а девочку обвинили в том, что из-за неё волосы начали красить другие ученицы. Многие родители оказываются буквально в тисках: запретив вычурный внешний вид, они рискуют потерять доверие подростка, но с другой стороны — они боятся скандала со школьными учителями. Психолог благотворительного фонда «Солнечный город» рассказала корреспонденту НГС, как правильно реагировать, если ваш ребёнок внезапно захотел сменить имидж или начал курить.

— Сейчас в новостях мы видим, что по всей стране происходят скандалы из-за внешнего вида подростков. Как родителю себя вести, если его вызывали в школу? 


— Сперва нужно разобраться с ролями родителя. У каждого родителя должно быть 4 роли. Первая — это не совсем роль, но мы так называем: у каждого человека, который собирается иметь детей, должно быть место в сердце для этого ребёнка. Вторая роль — это адвокат для своего ребёнка. Всегда. Что бы ни сделал ребёнок, у него должен быть всегда адвокат с точки зрения родительства. Даже у убийц есть адвокаты. Когда наши дети совершают ошибки, а мы им не прощаем, родители чаще всего выступают как прокуроры. Яркий пример. Родителя вызывают в школу, учительница начинает говорить, какой он плохой и нехороший. Что делает родитель вместо того, чтобы приобнять своего ребёнка, стойко держаться и говорить: «Да, я понимаю всё, мы будем над этим работать, мы это исправим»? Родитель даже встаёт рядом с учителем и начинает говорить ребёнку: «Да сколько это уже можно? Я ничего не могу с тобой сделать».


Родитель должен быть психотерапевтом своему ребёнку 24 часа, всегда находить время выслушивать его.


И последняя роль родителя — член команды профессионалов. Он понимает, что не справляется с ситуацией, но есть другие люди, которые могут помочь. Те же школьные учителя. И ребёнок тоже становится членом этой команды. Все знают, что должен делать родитель с ребёнком, но никто не сообщил ребёнку, что с ним будут делать, — никого это не интересует. Никто не спросил родителя, как можно ему помочь в трудной ситуации, но все специалисты и так кругом всё знают. Результат всем очевиден.


Есть такое предположение, что родителей заменили учителя, какие-то посторонние люди. Родители не выстраивают эмоционально близких, тёплых, дружеских отношений с детьми. Они не в позиции адвоката-психотерапевта, а в отстранённой позиции, когда ребёнок волшебным образом должен стать хорошим сам, научиться у кого-то всему тому хорошему, чего мы хотим. Я ни в коем случае не говорю словами тех правозащитных организаций, которые считают, что в семью никого нельзя пускать, ведь ситуации бывают разные. Но на семью оказывается значительное влияние со стороны педагогов и психологов, и семейная структура становится слабой. Родитель становится слабым взрослым, который не берёт ответственность. Родители говорят, что виновата школа, учителя — что виноваты родители. Во всей этой ситуации ребёнок — третья сторона. Ребёнок смотрит на это со стороны и думает, что взрослым нельзя доверять. Картина мира у детей чаще всего такая: «Мир ужасен, нестабилен, я его не понимаю. Родители и взрослые — непредсказуемые, странные, то такие, то такие, а я всегда плохой».


— Как взрослые формируют эту картину?


— Ребёнок получает двойки — представляете, сколько внимания он собирает? Его все ругают, подключаются даже бабушки и дедушки — всё внимание его. А тут он получил пять. Что говорит мама? Молодец, и всё. Приходит папа и говорит, что «мой сын так и должен». И ребёнок понимает, что чем дискомфортнее ситуации он создаёт родителям, тем больше внимания он получает. И в какой-то момент ему становится всё равно — отрицательное или положительное это внимание. Достаточно для детей, чтобы хотя бы 15 минут в день с ними разговаривали один на один. Только есть запретные темы. Нельзя говорить о школе, плохом поведении, о том, что он не успешен, о том, что у него не получается. Когда это рассказываешь родителям, они задают вопрос: «А о чём с ними говорить?». 


И это беда: если мы проанализируем разговоры детей и родителей, то мы услышим, что с детьми разговаривают только о негативном. Естественно, что все эти разговоры заканчиваются скандалами — большими или маленькими.


А если родитель поймёт, что у него есть в сердце место для ребёнка, то найдутся темы — поговорить о том, что у него получается, почему он хочет покрасить волосы в лиловый. Они ищут свой имидж, у них появляются кумиры, они вешают их плакаты — нам они иногда не нравятся, но не надо говорить: «Что за урод у тебя висит?».


Психологи советуют говорить с ребёнком каждый день минимум 15 минут не про школу


— Учеников часто выгоняют с занятий за яркие волосы. Как реагировать родителю, если его вызвали в школу? Соглашаться с требованиями школы или дать свободу подростку?


— Как только взрослый становится сильным, выполняет 4 роли, то ребёнок начинает доверять, считает, что родитель может защитить его от несправедливости, у него начинаются выстраиваться отношения, после чего он ради сохранения этих отношений начинает ходить даже за двойками в школу, и вместо 4 двоек получается всего две, а после начинают появляться стабильные отношения. Ради этих отношений ребёнок подумает, а надо ли красить волосы, если будет такой отклик в окружающей среде. Вряд ли он вступит в некие ситуации, если будет понимать, что это испортит его отношение с родителем или уважаемым учителем. 


— Учителя в ответ говорят, что если разрешить одному, то так начнут делать все. Так ли это? 


— Не будут. Мы все разные. Кому-то надо быть креативным, спонтанным, игривым — таких детей много — это их суть, особенность личности. А для другого это может быть вклад в какую-то деятельность, и он точно не будет красить в розовый. И не надо пугаться всегда того, что будет. Давайте посмотрим, что будет. Например, по пятницам во многих офисах разрешают нарушать дресс-код. Что мешает ввести такое правило в школе? Я вас уверяю, если бы мы пошли, то увидели, что не все дети снимут школьную форму в пятницу. Да, будут те, которые снимут, но это не хорошо и не плохо — они просто другие, для них это более важно. Педагоги должны помнить, что есть возрастные потребности детей, что они в каждом возрасте свои, их надо удовлетворять.


— А как же аргумент учителей, что эти правила помогают ребёнку быть готовым к взрослой жизни — иначе они набьют тату и не смогут работать в хорошем месте и т. д.?


— Да, учителя всё время говорят: «А они вот будут...», а я отвечаю — так вы попробуйте. Что мешает попробовать и посмотреть? Например, день нарушения правил в школе, и нарушайте все — и взрослые, и дети. Мы хотя бы будем предметно разговаривать, а пока что мы живём в фантазиях, что будет именно так и никак иначе. Вы детей спросите. Например, учитель говорит, что дети в классе его уже спрашивают про отношения между мужчиной и женщиной, но он не знает, как об этом говорить. Ну так спросите детей, что им интересно. Очень большое количество взрослых становятся в тупик: «В смысле спросить?». Готовы ли они с вами об этом говорить, про что они хотят говорить. Вы же взрослые люди, вы всегда можете остановить. Если они подошли к вам с непонятным вопросом, скажите: «Ребята, про это я сегодня не готова говорить, давайте обсудим завтра».


Вступая в такие контакты, нужно помнить, что должен давать такие же возможности. Ты говоришь: «Иванов, взял карту, отнёс в учительскую». Он может сказать: «Тайм-аут, я сейчас не могу». Что говорят взрослые? «Ты с кем разговариваешь? Ты чего такое говоришь?». Почему ребёнок не может сказать, что у него планы? Когда мы в своей жизни сталкиваемся, что кто-то не выполняет планы или вообще их не имеет, давайте вспоминать эту историю. Кто разрешал нашим детям в детском возрасте что-то планировать? 


Мы сами не уважаем эти планы, а потом они привыкают, что у них всё равно ничего не получится, это уже становится их кредо.


А какими они вырастут... Давайте им дадим вырасти. Ну будет он плохо учиться, но это не значит, что он будет плохим человеком. Если он учился на тройки, это ещё не значит, что он не сумеет работать там, где он сможет, например, простым работягой, который будет на разгрузке-погрузке или в селе копать картошку. Это не значит, что он точно сопьётся, будет ужасным, не сможет социализироваться и не воспитает своих детей.


— Но что делать, если сейчас есть тенденция, что дети с первого класса должны быть успешными — получать золотые медали и отличные аттестаты?


— У нас на школе замкнулась вся жизнь. Скоро уже весна, к нам начнут обращаться родители, учителя и дети с вопросом «Что делать, если скоро экзамены?». И мы, к сожалению, имеем истории, когда у детей появляются суицидальные настроения, потому что: «А что если я не смогу? Жизнь кончилась!». Мы же сами их подталкиваем к этой истории. Жизнь точно не заканчивается. В таких случаях мы [психологи] берём метровую линейку, представляем, что это человеческая жизнь. Спрашиваем ребёнка, может ли человек дожить до ста лет. Дети говорят, что да, дети хотят жить долго. Потом спрашиваем, сколько ему сейчас лет. Например, 16 лет — это всего 16 сантиметров этой линейки, какая ещё долгая жизнь впереди, и она на экзамене в 9-м классе не заканчивается, там ещё столько всего интересного.


Надо говорить, что да, так может быть, что ты не сдашь экзамены, но тогда что мы будем с тобой делать? Вы садитесь с ребёнком или учеником и разговариваете, что в этой ситуации можно сделать. И он точно не забросит учёбу, потому что жизнь не кончилась. Почему мы так много уделяем внимания, что ребёнок должен учиться отлично, да ещё и по всем предметам? Ребёнок сам по себе ценность, и он больше никому, кроме вас, не нужен. Нужно ему помогать вырастать и сохранять волевые качества, самостоятельность принятия решений, научить говорить «нет», чтобы он не соглашался со всеми вызовами, которые есть. Будешь пить? Буду! Будешь курить? Буду! Будешь воровать? Буду! И всё потому, что никто не дал аргументов сказать «нет», он не понимает, как это сделать.


НГУ вместе с «Солнечным городом» запустили бесплатный курс для родителей — в коротких видео психологи рассказывают, как выстроить отношения с детьми


— Что делать родителю, если внезапно подросток резко изменил своё поведение — дерзит, обманывает или начал курить?


— Давайте вспомним себя. У нас такие странные взрослые — многие говорят, что у них ничего не было. Они либо это вычеркнули, либо пытаются себя обмануть, но это было у всех. Были те, кто не пробовал, но давайте вспоминать почему. Их что-то останавливало. Если у них были эмоционально устойчивые отношения с родителями, они этого не делали, потому что боялись потерять отношения. А были те, которые до ужаса боялись родителей.


Во-вторых, давайте опять вспомним ту линейку. Простите меня, родители, но это естественный интерес ребёнка к тому, что надо попробовать. А в-третьих, возрастной потребностью становится принятие группой сверстников. Родители, к сожалению, отходят на второй план, потребность в их заботе не так сильна, как нам хотелось бы. Естественно, они будут делать так, как делает группа сверстников. Чаще всего они стремятся туда, где говорят им, какой он крутой, если совершает негативные поступки. Он идёт за той успешностью, которую не получил в семье. Особенности возраста всегда побеждают. Этот риск вкрутиться в криминальную историю — это [шанс] получить свою дозу успешности. Там говорят: «Ты такой крутой, так хорошо прячешь закладки!». Дома и в школе его считают невыдающимся ребёнком — плохо учусь, не так выгляжу, весь неуклюжий. 


У ребёнка есть масса способов найти свою неуспешность, а там [в плохих компаниях] говорят, какой он молодец.


Конечно, в 15–16 лет идёт сепарация от родителей, накладывается множество вещей, и взрослый может их отслеживать и понимать. Я же говорила, что ребёнок чувствует, когда рядом с ним взрослый, которому нельзя доверять, а у него потребность быть принятым группой сверстников. Этот взрослый меня не понимает, с ним я всегда не успешен — взрослые не видят никаких успехов, все успехи зациклены на школе. Я должен хорошо учиться, а я не могу — я не такой, как мой отличник-папа или мой дедушка-профессор, я другой. Особенности возраста всегда побеждают: у него есть потребность в принятии решений, в любви, в отношениях между мальчиками и девочками — у него обвал всех потребностей, которые никто не учитывает.


— А что всё-таки делать родителю, если ситуация произошла? Нужно ли рассказывать о вреде табака и алкоголя?


— «Мой ребёнок курит» — это всегда шок. Сперва нужно успокоиться и не кричать в очередной раз. Говорить о вреде и болезнях — совершенно бесполезная история. Ну и кто из нас думал, что будет болеть, быстро или медленно умирать? Мы все были уверены, что у нас впереди столько лет жизни и вообще придумают таблетки от всего, а плохое случится со всеми, но не со мной. Нужно не читать нотации, а говорить о жизни минимум как наставники, а максимум как друзья.


У детей в этом возрасте потребность наблюдать за взрослыми и слушать, как бывает, как им подходит. Они готовы продать себя, если ты им будешь рассказывать жизненные истории, потому что ты попадаешь в потребность примерять поведение взрослых на себя. Это правда, это жизнь. Доверия просто будет больше.Об этом нужно спокойно разговаривать, выстраивая отношения. Он за нами тоже наблюдает. Мы начинаем вести себя безобразно — орать, материться, топать ногами. И он, как нам кажется, прекращает своё негативное поведение. А он думает, что это работает: ты послал, ударил или нахамил — ненужная коммуникация прекратилась, не надо никому ничего объяснять и договариваться. Взрослые люди часто так делают. Послал — можно сбегать с уроков, уходить из дома.


— Как научить говорить «нет»?


— Устройте тренинг, как отказывать. Я не знаю ни одного ребёнка, который хотел бы напиться, стать наркоманом, начать делать то, что не нравится никому, но отказаться они не могут. Надо принять, что наступит момент, и нашему ребёнку предложат закурить, выпить, заняться сексом. И что орать? Он должен выйти из этой ситуации победителем — помогите, взрослые люди, ему этого не делать. Не запретами, а объясните почему, расскажите, как это отразится на его жизни, покажите на своём примере. Если я говорю: «Не кури», а сам курю, «Не пей», а сам пью — и ничего, жив, не умер и хорошо выгляжу при этом. Или бабушка звонит маме, а мама просит сказать, что её нет дома, то почему потом [удивляется]: «Почему ты мне врёшь, что пошла в школу?». Мы давно поняли, что не надо менять детей, надо менять взрослых. И тогда будет меняться поведение детей.


— Стоит ли подросткам рассказывать о контрацепции? Есть же популярное мнение, что если рассказать, то подростки воспримут это как разрешение.


— Это опять же наши страхи. Некоторые мудрые покупают презервативы, потому что понимают, что подростки не купят сами, ведь это неловко. Это всегда проблема взрослых, от недостатка информации он попадёт не на те ресурсы. Была такая история. Два 16-летних подростка родили ребёнка и отказываются от него. Мальчик специалисту говорит, что у нас не может быть ребёнка, ведь я же её люблю. Там была долгая история, но, как выяснилось, мальчик из нормальной кровной семьи считал, раз он её любил, детей у них быть не может, дети рождаются от секса. Вы представляете, в голове у половозрелых 16-летних лежит конструкция, что дети не рождаются в любви. Вы представляете, какая каша может происходить в голове лишь потому, что мы не знаем, как нам поговорить с нашим взрослым мальчиком? 

Сидя за компьютером часами, мы ленимся почитать про особенности развития возраста нашего родного ребёнка, которого мы любим. Какая любовь, если мы не понимаем особенности возраста, на какие темы с ним разговаривать? Поймите, что ребёнок — это продукт вашего труда. Взрослые сделали детей такими, какими нам не нравится. Давайте попробуем изменить отношение — глядишь, и дети изменятся. Надо понять, что дети не виноваты, виноваты взрослые. Только потом из этих детей вырастают взрослые, все начинается ещё хуже. Полюбите своего ребёнка.


Читайте также:

«Не посвящайте себя внукам, займитесь сексом»: геронтолог рассказал, когда мы начинаем стареть и почему стресс иногда полезен.

 Следите за новостями и Live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

Дарья Януш
Фото предоставлено фондом «Солнечный город», Ольги Бурлаковой
Видео youtube-канала NSU LIFE

34708

По теме

Все материалы
Вход в почту
Выбор города