Показать полную версию страницы
Все материалы

Трущобы стёрли с карты

В центре Новосибирска почти исчез частный сектор — владельцы домов рассказали, почему хотят уехать

Частные дома постепенно сдают позиции перед новыми высотками, но этот процесс затянулся

Частный сектор, который, по мнению горожан, портит лицо столицы Сибири, внезапно почти сдался в районе улицы Писарева: весной здесь начались стройки сразу на трёх крупных участках, когда-то застроенных индивидуальными домами. Местные жители ещё помнят, как играли в футбол там, где сегодня носятся грузовики, но особой привязанности к микрорайону не испытывают: они готовы переезжать в другой район, если смогут жить в привычных условиях. Застройщики считают, что даже за землю в Центральном районе её владельцы просят слишком много. Как живут в частном секторе Ипподромского микрорайона, почему здесь вдруг появилось несколько строек и когда из центра города исчезнут избушки — в материале НГС.

Весной 2018 года одним из самых активно развивающихся микрорайонов в городе оказался Ипподромский: сразу на трёх участках на месте частного сектора начинается строительство новых домов.


Дома на площадке «КМС» расселили ещё в прошлом году, и сейчас на ней стоит талая вода и грудой свалены стройматериалы и техника


10 апреля разрешение на строительство получила компания «Краснообск.Монтажспецстрой» («КМС») — она построит многоэтажный дом с подземной парковкой на месте десятка частных домов между улицами Писарева, Татарской и Николая Островского.


Уточнить детали нового проекта «КМС» не удалось: на сайте компании пока отсутствует информация о новой стройке, директор застройщика Виктор Плахотников на звонки корреспондента НГС не ответил.


Участок площадью почти 1,2 га городские власти зарезервировали под жилую застройку в конце прошлого года, перераспределив частные и муниципальные земли. На территории остаются всего три дома, в одном из них — «офис» продавцов памятников и надгробий. Работающий здесь мужчина по имени Шалико рассказал, что выкупленные дома расселили и снесли ещё весной прошлого года, но к ним застройщик не приходил.


Оставлять бизнес и переезжать с привычного места изготовители памятников и надгробий не намерены


— Вот эти (мужчина кивает на 19-этажку на Николая Островского, 120, построенную несколько лет назад компанией «Арго») пришли, предлагали — [мы] отказались. Даже про сумму никакого разговора не было. Пока работаем, — спокойно говорит он.


В одном из двух оставшихся домов — огромный магазин ингредиентов для восточной кухни, его владельцы живут за границей. В другом, кажется, ещё живут люди, но на стук корреспондентов НГС никто не ответил. Через дорогу, между улицами Писарева и Кольцова, — ещё один небольшой участок частного сектора на 12 домов, жилых и нежилых, но к ним застройщики не приходили, говорит владелец одного из домов, Виктор Семёнов.


— Никто не приходил ещё, ни разу. На ту сторону пришли — раз-раз, сюда даже не подходили, — посетовал он. — Шло бы уже к одному концу, сказали бы, что строительства вообще не будет, да и всё.


Юрий Семёнов показывает сауну в доме и говорит, что, может, и переехал бы в квартиру, но расставаться с такой красотой ему неохота


Виктор и его брат Юрий живут здесь с 1986 года: сначала в одном доме, потом, после пожара, построили ещё один. Когда они сюда только переехали, не было не то что Ипподромской магистрали, даже дороги на улице Писарева: машины здесь не ходили, кони ходили, улыбаются Семёновы.


Пока они делятся воспоминаниями, мимо по грязной дороге с грохотом проносятся грузовики. На вопрос, не хочется ли переехать, Юрий Семёнов говорит, что хотел бы просто конкретики.


На улице есть и заброшенные дома: их владельцы прописаны здесь, но жить не хотят


— То ли нам дальше строиться… А то мы сейчас деньги вложим, а потом нас снесут. Значит, мы с застройщика будем требовать большую сумму: я же деньги внёс, надо их вернуть, — объясняет он.


Местом как таковым семья не то чтобы дорожит — главное, переехать в комфортный дом, а район города уже не так принципиален. Хотя все владельцы частных домов на Писарева признают, что жить здесь удобно: до метро, остановок, Центрального рынка и «Галереи Новосибирск» можно дойти пешком, рядом есть гимназия № 13. Но предлагают за землю здесь копейки: по словам Людмилы Семёновой, один из домов с землёй выкупали за 4 с лишним миллиона, за другой дали только 2 миллиона рублей.


Участками на Писарева интересуются не только крупные застройщики, говорят их владельцы


Борис, владелец одного из домов рядом с другой стройкой, на углу улиц Татарская и Кольцова, сейчас продаёт свой участок и говорит, что соседи продают тоже: по 3 миллиона рублей за сотку. Всего на первой линии улицы Писарева у них порядка 12,5 сотки. Прямо за двором из котлована показался новый дом компании «Камея»: здесь уже построили подземный паркинг и скоро начнут возводить коробку здания.


Новый дом будет 9-этажным, рассказала руководитель отдела продаж «Камеи» Полина Ивлева: выше строить им не разрешили, хотя соседняя 24-этажка на Демьяна Бедного, 57 — тоже их проект. Но в компании решили, что это даже выгодно: построить дом можно за год.


Новый дом будет среднеэтажным, а вот внешний вид его пока не утверждён


На паспорте объекта — дом в стиле, смахивающем на немногочисленные «сталинки» микрорайона: с колоннами, резными карнизами и французскими балконами. Правда, по словам Ивлевой, внешний вид дома ещё окончательно не утверждён и весьма вероятно, что он будет больше похож на дом первой очереди на Демьяна Бедного.


Всего здесь будет 88 квартир площадью от 37 кв. м в 1-комнатных до 86 кв. м в «трёшках», по 11 на этаже. Стоимость предварительно варьируется от 64 до 70 тысяч рублей за 1 кв. м. Хотя продажи ещё не стартовали и компания не публиковала нигде информацию о новом доме, им активно интересуются местные жители, рассказала руководитель отдела продаж застройщика. Из частного сектора за квартирами никто не приходил.


— Приходил только один, который цену свою предлагал [за дом], но сильно дорого. Ну мы и сказали: «Извините, нам это не интересно», — говорит Полина Ивлева.


Для строительства расселили несколько домов, оставшихся владельцев не устроила цена


На вопрос, что теперь будет с оставшимися домами, девушка пожимает плечами: так и будут стоять.


— Но это их выбор, — подчёркивает она. — У них был вариант обновить жильё и жить в лучших условиях, они решили эти оставить. Единственное, может, кто-то когда-то купит их землю и поставит какой-то магазин, но дом там никакой точно не влезет, соответственно никому их дома не нужны уже будут.


Борис говорит, что участками интересовались и до компании «Камея», и во время выкупа соседних участков, и после начала стройки. Владелец дома возле стройки не переживает о том, продастся его земля или нет: если бы были варианты, он бы уехал и освободил участок, если их нет — будет строить новый дом на том же месте. У него есть свои минусы, но есть и плюсы. Единственное, что его беспокоит, — кран над домом.


— Я сейчас думаю: стоит кран, а у меня от дома до крана метров 30. Если он, гад, рухнет на дом, он нас раздавит, да и всё. Вот это да, минус, — рассуждает он.


Единственное, что беспокоит владельца одного из оставшихся домов, — кран, который может на него упасть


Ещё один участок на Писарева в этом году начала осваивать принадлежащая группе «Сибмонтажспецстрой» компания «Даурия». Разрешение на строительство она получила в феврале, и сейчас на площадке вовсю работают люди и техника. На запрос корреспондента НГС о проекте в компании не ответили, но, если верить паспорту объекта, здесь должны построить сразу две высотки комплекса «Островский».


По проектной декларации, один дом будет 24-этажным, во втором запланировано 25 этажей — всего на 477 квартир площадью 33–92 кв. м, в парковках запроектировано 151 машиноместо. Жительница одного из соседних частных домов Галина Жилкина говорит, что расселили площадку около двух лет назад, а прошлым летом «вызывали» и владельцев оставшихся домов.


Во дворах под будущими дорогими квартирами сегодня запросто сушат бельё


— Они на окраине двушку предлагали. А я вообще на стройке работала, площадки готовила, и мы предлагали людям: если мы дом рядом строим, они переселяются, — вспомнила она. — Но у них, мол, <…> это элитный дом, у нас 1-комнатная 6 миллионов под самоотделку.


По словам женщины, впервые частный сектор в Ипподромском микрорайоне снесли в 1986 году по чётной стороне — с тех пор всё замерло. Новосибирский архитектор Владимир Ермишкин считает, что причина не слишком активного развития частного сектора в Новосибирске — плохая экономика.


— В городе ещё есть куски земли, которые достаются более дешёвыми способами. Промзоны, складские зоны, которые берут как складские, а потом перезонируют и строят жильё. Всё дело в деньгах, — комментирует он.



Иногда, по его словам, застройщики готовы идти даже на большую стоимость земли — только бы не заниматься расселением частного сектора, на которое могут уйти годы. Принудительно решить эту проблему невозможно: законы защищают частную собственность, позволяя изымать её только для каких-то стратегически важных объектов вроде новой магистрали или моста.


С чем может быть связан всплеск активности в Ипподромском микрорайоне, даже с учётом всех плюсов его расположения, Ермишкин не понимает.


Главная проблема частного сектора — его необустроенность, изменить которую ни город, ни горожане оказались не в силах


— Никаких особых достоинств у данной площадки я не вижу, есть лучше площадки в Октябрьском районе — в районе метро Октябрьская, там сколько угодно можно ещё пахать и пахать. Но у каждого свои представления о счастье, — предполагает он, отмечая, что иногда достоинства могут быть неочевидны: например, доступность техусловий для строительства.


По словам архитектора, среди крупных российских городов Новосибирск выделяется целыми массивами частного сектора в районе центра. «Я не знаю города с более худшей ситуацией, чем Новосибирск», — признался он. Основная причина — бурный, неестественный рост города, при котором окраины внезапно оказались центром.


Массового сноса частных домов в городе уже не будет — они будут исчезать с карты небольшими частями долгие годы


— Мы когда-то во время войны попали под раздачу и до сих пор расхлёбываем, — сокрушается Ермишкин и добавляет, что в соседних городах более правильной была и градостроительная политика: — В Советском Союзе в принудиловку выселяли из частного сектора, это было легко, и они, вероятно, новые массивы разбивали на частном секторе, и этим самым уничтожали его в 1960–70-е. А мы, поскольку город был большой, где попало была частная застройка, где попало много пустых мест, начали застраивать Затулинский, Гусинобродский, Волочаевский.


Предсказать, когда же окончательно истечёт «срок годности» частного сектора, сегодня не решаются ни архитекторы, ни застройщики — даже с учётом генерального плана, по которому индивидуального жилья в городской черте практически не должно остаться уже через 10 лет.


Читайте также:

В осаде небоскребов

Прогулка по частному сектору, который притаился в самом центре Новосибирска, — рядом с элитными высотками моются в бане, топят печь углем и берут воду из колонки на другом конце улицы.

Подписывайтесь на наш Twitter и читайте главные новости Новосибирска всего в 280 символах (на самом деле мы укладываемся в 140). 

Лиза Пичугина
Фото Александра Ощепкова 

36474
Все материалы
Вход в почту
Выбор города