Показать полную версию страницы
Все материалы

«Мы не живём, мы выживаем»

Сотни новосибирцев остались без работы и денег из-за банкротства компании — им должны миллионы

Бывшие работники «Геофизики» на пикете 10 марта

В выходные в Новосибирске прошёл очередной митинг «Сибнефтегеофизики» — уже третий год более 700 его уже бывшим начальникам, инженерам, взрывникам и многим другим работникам не отдают заработанные деньги, общая сумма которых, по данным областного правительства, достигает 60 миллионов рублей. Некоторые до раздачи долгов просто не дожили, остальные погрязли в долгах и кредитах и еле-еле сводят концы с концами. Власти просят геофизиков не выходить на митинги, обещая, что вот-вот ситуация изменится к лучшему, тогда как сами работники сидят с долгами и признаются, что добиться своих денег — уже дело принципа. О том, как живут бывшие работники одного из крупнейших геофизических предприятий страны сегодня, кто им помогает и что делать, если на работе начали задерживать зарплату, — узнал обозреватель НГС. 

Справка: ПАО «Сибнефтегеофизика» («СибНГФ») — новосибирское многопрофильное геофизическое предприятие, выполняющее полевые сейсморазведочные работы, промыслово-геофизические исследования скважин, их обработку и геолого-геофизическую интерпретацию, мониторинг изученности территорий сейсморазведкой и бурение. По объёмам выполняемых работ компания входила в пятёрку крупнейших российских геофизических компаний, а также в тройку крупнейших налогоплательщиков Новосибирской области. География работ «СибНГФ» растягивалась от Ханты-Мансийского АО и Якутии до Узбекистана и Монголии. 20 марта 2017 года «СибНГФ» признали банкротом. (sibngf.ru)


В субботу, 10 марта, в центре Новосибирска прошёл пикет бывших работников «Сибнефтегеофизики» — более 20 человек из 721 вышли с плакатами, потребовав выдать им зарплату, которую задерживают уже третий год. Компания после банкротства задолжала каждому от 10–15 тысяч до полутора миллионов рублей. 


Проблемы в «Сибнефтегеофизике» начались в конце 2016 года. Тогда сумма долгов перед работниками достигала 200 миллионов рублей. В то время губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий, комментируя ситуацию, сообщил, что за полтора месяца работникам удалось выплатить 94 миллиона. После банкротства предприятия в марте 2017 года оставшиеся без зарплаты геофизики вышли на первый митинг


В региональном министерстве труда и социального развития НГС уточнили, что на данный момент общая сумма задолженности перед работниками «Сибнефтегеофизики» составляет 58,5 миллиона рублей. 


Кроме зарплаты сюда включили выходные пособия, отпускные и другие выплаты, которые предприятие должно было произвести до того, как обанкротилось. В сумму не вошли компенсации за двухлетнюю задержку. Сами работники говорят, что им должны в общей сложности 65 миллионов.


Многие на митинг прийти не смогли, потому что в зимний период работают в полях, — они пообещали собраться на новый пикет в мае


По словам работников «СибНГФ», зарплату они перестали получать два года назад — ещё в начале 2016 года, причём в самый разгар наиболее прибыльного сезона, когда большинство из них работали в полях. «Мы летом, как правило, сидим здесь, в Новосибирске, иногородние живут в общежитии, проекты пишем, собираем заявки, подготавливаемся. И с сентября месяца мы уже начинаем выезжать в поля. Кто-то до апреля, кто-то до конца мая остаётся работать там», — объяснил бывший начальник одного из полевых подразделений Павел Коваль. Он работал в «Геофизике» с 1995 года. «Они были все завезены в поле, жили в вагонах, выполняли задание. Как бы они бросили? Разумеется, они доработали до конца сезона [зная о задержках]», — рассказала бывший специалист отдела снабжения Татьяна Убина. Её сократили после банкротства компании, а её мужу, который тоже там работал, задолжали по зарплате более 700 тысяч рублей — это без компенсаций.


«Проблемы начались, когда мы просто не смогли на равных участвовать в конкурсах: у нас техника не соответствовала требованиям заказчиков, потому что мы не покупали нового оборудования. 


Требования обычные, но мы не могли им соответствовать. Самые лакомые заказы уходили в "Росгеологию" — нашему основному акционеру и параллельно конкуренту. Они ещё и брали заказы, которые мы легко могли бы выполнить, и не выполняли их. Мы были очень конкурентоспособны, особенно на уровне квалификаций, как спецов», — вспоминает Татьяна Убина.


«Был момент, когда нас уже на колени опустили, мы даже тогда попробовали организовать работу в Индии, на севере. Проект был хороший, на четыре миллиарда. То есть мы могли сами себя вытащить из этой кабалы и помочь самим себе, но, к сожалению, нам не дали это сделать из-за того, что нам не предоставили банковской гарантии», — вспомнил Павел Коваль и добавил, что компания в то время ссылалась на финансовые трудности, связанные с экономическим кризисом, начавшимся в 2008 году, но после того, как в прошлом году гендиректора задержали следователи, взглянули на ситуацию уже по-другому. Напомним, суд оштрафовал его на 350 тысяч рублей за задержку зарплаты. Следователи выяснили, что у Лосева были деньги на выплату зарплаты, но он тратил их на другие цели предприятия — в частности, на кредитные договоры компании.


«Штраф за задержку наших зарплат в 350 тысяч рублей, при всём при этом его не увольняли, его на время разбирательства оставили. Он уволился только в сентябре 2017 года, его зарплата была текущей. Он получил свои 5,5 миллиона, притом что его трактористы деньги не получили. Он забрал деньги и уехал в Москву. В его ситуации, на мой взгляд, ему выписали мизерный штраф. Как вы думаете, какие эмоции испытывали люди, это узнав?» — возмущается Татьяна Убина. «Трудности были и раньше, все 90-е года, когда зарплаты месяцами не выдавались... Но мы все тогда понимали, что тяжело, но надо работать. Мы сплотились, терпели все лишения и простояли 90-е», — добавил Павел.


Вагончики, в которых полевым работникам приходилось работать с осени до весны


Многие бывшие геофизики признались, что в своё время задержки сильно ударили по их финансам. У кого-то до сих пор остались непогашенные кредиты, приставы описывают имущество, а кто-то из-за этого даже лишился семьи. Кроме того, найти новую работу после нескольких лет работы в «СибНГФ» многие так и не смогли. «Я до сих пор не работаю, как и многие мои коллеги. Моему непосредственному начальнику в "Сибнефтегеофизике" 52 года, мне 51. 


Мы не можем найти работу, хотя мы очень хорошие специалисты. Потому что возраст такой, когда нелегко найти работу», — говорит Татьяна.


«После этих событий у нас пошли проблемы с банками, кредиты потому что были, рассчитываться нечем, и сейчас такие проценты большие... Не знаю, когда мы из этого вылезем, — качает головой Ирина Сырбу, у которой в «Геофизике» работали муж и сын. — Сыну 270 тысяч должны. У мужа даже штраф в ГАИ 30 тысяч. Муж им говорит, мол, пошлите исполнительный на организацию — мне зарплату не выплачивают, и вам вышлют. В итоге с зарплаты сняли, а в ГАИ так и не перечислили. <...> Сейчас ущемляешь себя во всём, лишь бы только скорее рассчитаться. Мы-то думали, что зарплата будет стабильная и что в течение двух-трёх лет мы рассчитаемся. А вот получилось так. Один кредит брали сыну на дом, а второй — на ремонт».


«За эти два года я развёлся из-за этих трудностей. Ребёнок сейчас живёт с женой бывшей, я отдельно от них. Очень много проблем образовалось: мне пришлось кредит брать, ребёнка сейчас во второй класс надо отправлять. Надо понимать, что и бывшая супруга ушла в хипеше и что ей тоже не на что жить. Не знаю, кому сейчас позвонить, чтобы узнать, будут вообще выплачивать или нет. Или ждут, когда три года пройдут, чтобы с течением времени, что можно не платить людям. Кто даст ответ? Сейчас живу в Омске, стропальщиком работаю. В геологию больше не иду работать — везде враньё. <...> Если бы эти деньги выплатили, я бы хоть долги раздал, начал, может, жить. Сейчас ездил к дочке, надо репетитора нанимать, а мне не на что даже репетитора нанять», — рассказал Евгений Щучин, которому задолжали 332 тысячи рублей, а с компенсациями — 530 тысяч. 


Алексей Маслов тоже работал в полях, делал профили для оборудования. Он рассказал, что, пока работал в полях, получил около 40 тысяч за январь, но, когда весной вернулся домой, эта сумма не прибавилась: «Сейчас мне должны 180 тысяч — но это было ещё два года назад, без компенсаций. Сейчас работаю в иркутской "Геофизике", люди здесь помогли, взяли тех, кто из нашей "Геофизики" был. У меня проблемы были первое время с коммунальными платежами. Не жил, а выживал. Надеешься, что приедешь, будет всё нормально, деньги копишь, а приехал — остался вообще без ничего, весь в долгах. Сказали, что если не выплачу коммуналку, то обратятся в суд, но я занял, вернул им. Отработал полсезона — это я только рассчитался, долги были очень большие везде. А тут лето, три-четыре месяца надо прожить на что-то, платить везде. Замучился выплачивать. Хорошо, что есть друзья, знакомые. 200 с небольшим занимал точно».


Павлу Ковалю задолжали одну из самых крупных сумм на предприятии — около 1,2 миллиона рублей: 


«У нас ещё порядка семи миллионов задолженность по алиментам, которые по закону должны выплачиваться несмотря ни на что в первую очередь. Даже их третий год не выплачивают. Не знаю, куда смотрит министерство труда. Я ещё могу подождать, недолго, конечно, я понимаю, но алименты женщинам-то отдайте. <...> Мы до последнего не верили [что компания обанкротится], это же не киоск "У Ашота" — это крупное предприятие рабочее, мы являлись одними из крупнейших налогоплательщиков, нас везде в пример ставили».


Некоторым из бывших сотрудников «СибНГФ» удалось уйти работать в другие подобные предприятия, в частности в иркутскую «Геофизику», однако многие по-прежнему остаются без работы. На субботнем митинге оказалось, что один из работников недавно скончался, так и не дождавшись никаких выплат.


Геофизики в полях работают в зимний период — с сентября до апреля


В беседе с корреспондентом НГС геофизики обвинили в своих проблемах двух акционеров «СибНГФ» — АО «Росгеология» и АО «ГЕОТЕК Холдинг». 


В ответ на запрос НГС вице-президент по правовому обеспечению бизнеса «ГЕОТЕК» Руслан Фомин объяснил, что его 


холдинг не владел контрольным пакетом акций, поэтому повлиять на ситуацию в новосибирском предприятии никак не мог. 


«Как акционер, АО "ГЕОТЕК Холдинг" никаких финансовых обязательств по невыплаченной заработной плате перед сотрудниками Общества ["Сибнефтегеофизика"] никогда не имело и иметь не может, поскольку никогда самостоятельно им не управляло, не принимало решений, которые оказали бы негативное влияние на экономическую ситуацию в компании, не определяло кадровую политику предприятия, не нанимало для него работников и, как следствие, не имело возможности их своевременно уволить, чтобы работникам не начислялась заработная плата за период, когда предприятие фактически не работало по причине отсутствия заказов на геологоразведочные работы», — пояснили акционеры.


Они рассказали, что в конце 2015-го и начале 2016 года перечислили «СибНГФ» около 50 миллионов рублей, чтобы погасить задолженность по зарплате, а также согласились на поручительство перед банком за предоставление гарантии на работу в Индии, которая помогла бы компании выбраться из сложной ситуации. Но в конечном счёте обвинили АО «Росгеология», которое, по их словам, отказалось брать на себя какие-либо гарантийные обязательства.


Сейчас «ГЕОТЕК» судится с «Сибнефтегеофизикой» по поводу арендной платы за сейсмическое оборудование, но это с невыплатой зарплат никак не связано, говорит Фомин.


В «Росгеологии» отметили, что кризисная ситуация на предприятии сложилась до того, как она стала акционером. При этом повлиять на неё они тоже не смогли, обвинив «ГЕОТЕК» и назвав его основным «акционером».


«По мнению менеджмента АО "Росгеология", можно было попытаться спасти предприятие летом 2016 года. Для урегулирования сложившейся в Обществе кризисной ситуации, АО "Росгеология" в июне 2016 года выступило с предложением передать ему контроль над компанией путём выплаты минимально возможных дивидендов по привилегированным акциям по итогам первого квартала 2016 года, но это предложение было заблокировано представителями основного акционера предприятия — АО ХК "ГЕОТЕК" — в Совете директоров Общества. Таким образом, из-за противодействия "ГЕОТЕК" контроль над органами управления Общества не был передан АО "Росгеология", у которого отсутствовали юридические механизмы как-либо повлиять на ситуацию», — пояснил в ответе на запрос НГС советник гендиректора «Росгеологии» Антон Сергеев.


В 2016 году «Росгеология» устроила на работу более 120 работников «СибНГФ», а благодаря договору аренды спецтехники с «Иркутскгеофизикой» и другим сделкам отправила в Новосибирск более 225 миллионов рублей. «К сожалению, у "Росгеологии" не было и нет юридических механизмов как-либо повлиять на ситуацию», — добавил Сергеев.


Работники «СибНГФ» в лучшие времена считались одними из лучших геофизиков в стране


По словам геофизиков, власти Новосибирской области работают над ситуацией, только никаких внятных решений от них так и не услышали. В начале марта заместитель министра труда и социального развития Игорь Шмидт провёл рабочую встречу с бывшими работниками предприятия и представителями госинспекции труда. По данным сайта областного правительства, на ней сообщили, что благодаря распродаже имущества предприятия удалось выручить 15 миллионов рублей. «По итогам встречи достигнута договорённость о взаимодействии с инициативной группой, о предоставлении ей конкурсным управляющим оперативной и достоверной информации о принимаемых мерах по получению и перечислению денежных средств на банковские счета бывших работников организации, перед которыми имеются долги по заработной плате», — сообщается на сайте ведомства.


Ранее ситуацию комментировал и полномочный представитель президента в СФО Сергей Меняйло, который в феврале коротко заявил, что в скором времени ожидает «от собственников конструктивных решений по погашению долгов по зарплате»


«Нужно, чтобы Москва на нас внимание обратила, потому что здесь люди на местах, я уверена, — они стараются нам помочь. Я склонна верить им, что они, смотря мне в глаза, действительно стараются что-то сделать. Не потому, что они такие добрые, а потому что для них это тоже позорно — иметь такой "гнойник" в своём городе», — считает Татьяна Убина.


При этом, по словам работников, собравшихся на пикет 10 марта, местные власти просили их не выходить на улицы, предлагали провести его после грядущих президентских выборов или в вечернее время. 


«Даже жаловались, что они по шапке получат за это. Мол, мы же всё равно здесь хуже не будем работать, за вас здесь зарплату вам выбивать», — рассказал один из геофизиков. 


«Уже настолько это для меня лично стало проблемой не столько материальной, сколько моральной. Для меня это верх цинизма, когда люди два года не могут получить зарплату только потому, что кто-то не может договориться. Как можно говорить о том, что наше государство является правовым и что закон направлен на то, чтобы нас защищать. Для меня это уже не вопрос денег, это вопрос моральный», — заявила Татьяна Убина.


Иногда работники в полях сталкивались с непростыми ситуациями


По данным Новосибирскстата, помимо работников «СибНГФ» в регионе без зарплат за январь остались 930 человек — на 1 февраля общая задолженность перед ними достигла почти 40 миллионов рублей. Это только те организации, которые официально сообщили о просрочках. 


«В среднем на одного работника приходилось по 42 907 рублей невыплаченной заработной платы. По состоянию на 1 февраля 2018 года наибольший объём задолженности зафиксирован в следующих организациях: ОАО "Сибэлектротерм", ОАО "ЛДСК", ЗАО "Ордынская МТС" (обрабатывающие производства). <...> Почти 96% всего объёма просроченной задолженности сложилось из-за отсутствия у предприятий и организаций собственных средств», — сообщили статистики.


По словам управляющего партнёра юридической фирмы «Ветров и партнёры» Виталия Ветрова, задержки и невыплаты — это одни из самых распространённых трудовых споров в Новосибирске. 


«Важное значение имеет, что делать, если у компании денег нет. В такой ситуации, если сумма долга достаточная, в том числе у группы сотрудников, то стоит инициировать банкротство либо привлечение руководителя или собственника (участника, акционера) компании к субсидиарной ответственности. Последнее может стать для некоторых предпринимателей неприятной мерой. Субсидиарная ответственность и банкротство — это только суд. Но я бы не стал его бояться, так как к работникам есть всё же более лояльное отношение, нежели к другим кредиторам. У работников есть приоритет в получении денег. Перекладывание ответственности — это тоже до поры до времени. Пока суд решение не примет по вопросу ответственности, — объяснил он НГС и добавил, что в случаях, когда компания только начинает задерживать зарплаты, нужно обращаться в суд: — Дальше зависит от характера требований, один-три месяца. И да, стоит сразу просить обеспечительные меры в виде ареста средств работодателя»


В подобную ситуацию ранее попали и строители Восточного обхода. Два года назад подрядчик сбежал в Москву и оставил новосибирцам миллионные долги — из-за них некоторые рискуют остаться без дома.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook, чтобы не пропустить самые важные события, фото и видео дня.

Кирилл Шматков
Фото Марии Морсиной (1, 2), sibngf.ru (3–6)

53795
Все материалы
Вход в почту
Выбор города