Показать полную версию страницы
Все материалы

Хирургический прокол

Родственники умершей при подозрении на аппендицит пациентки добились рекордной компенсации

В понедельник, 2 ноября, Ленинский районный суд удовлетворил иск к муниципальной больнице № 11, в которой во время операции в 2007 году скончалась 34-летняя Ирина Мороз. Суд постановил компенсировать ближайшим родственникам моральный вред в размере 2 млн рублей, материальный — в общей сумме 452 тыс. рублей, а также ежемесячно выплачивать 8-летнему и 14-летнему сыновьям покойной по 5 тысяч рублей вплоть до их совершеннолетия. Адвокат больницы намерен обжаловать решение суда, а истцы в ответ на это будут добиваться пересмотра размера компенсации в сторону увеличения. Корреспондент НГС.НОВОСТИ выяснил подробности дела о самом весомом наказании лечебного учреждения в Новосибирске.

Родственники скончавшейся Ирины Мороз доказали в суде, что вина за трагедию лежит непосредственно на врачебном персонале больницы № 11
Как следует из материалов уголовного дела, в конце мая 2007 года у 34-летней Ирины Мороз неожиданно заболел живот, и врач поликлиники немедленно отправил ее в хирургическое отделение муниципальной больницы № 11 с подозрением на острый аппендицит.

Справка: Острый аппендицит — одно из наиболее часто встречающихся в хирургической практике заболеваний. Число больных острым аппендицитом в хирургических стационарах общего профиля может составлять до 50 % от всех пациентов. Летальность у больных острым аппендицитом — 0,14–0,3 %. (laparoscopy.ru)

Врачи больницы, осмотрев женщину, усомнились в предварительном диагнозе и, чтобы не делать «вхолостую» разрез на животе, решили провести женщине лапароскопию — стандартную операцию, в ходе которой через прокол в брюшной стенке вводят микроскопическую видеокамеру и осматривают внутренности. Как выяснил автор, эффективность такого метода диагностики острого аппендицита оценивается в научной медицинской литературе выше чем 90 %. Однако широко применяемая процедура, досконально описанная в медицинской литературе, обернулась смертью пациентки прямо на операционном столе.

Через 10 минут после начала операции у Ирины Мороз остановилось сердце. Родственники обратились в суд.

Судебные разбирательства длились полтора года. За это время в Новосибирске было проведено пять судебно-медицинских экспертиз по установлению причин смерти женщины и две почерковедческие экспертизы по установлению подлинности ряда документов в ее истории болезни. По словам директора «Центра медико-страхового права» Юлии Стибикиной, представляющей в суде интересы мужа погибшей Александра Мороза и ее матери Нины Гурко, такого количества всевозможных нарушений и фальсификаций она в своей практике еще не видела.

В частности, как было установлено судом, администрация больницы подделала лист информированного согласия пациента на оперативное вмешательство, что подтверждает незаконность даже самого факта лапароскопии, и без согласия родственников провела вскрытие трупа Ирины Мороз с последующим частичным бальзамированием, что в последующем лишило экспертов возможности установить истинную причину смерти. «Эксперты смогли лишь предположить, что смерть наступила в результате грубого нарушения техники манипуляции», — отмечает Юлия Стибикина.

Также эксперты Центра независимой экспертизы и Новосибирского областного бюро судебной медицинской экспертизы выявили множественные факты ненадлежащего оказания медицинской помощи Ирине Мороз. В частности, женщине не провели ни одного из обязательных в таких случаях обследований — ее даже не осмотрел гинеколог. Совокупность всех нарушений, по мнению экспертов, имеет прямую причинно-следственную связь с летальным исходом.

В своем иске к муниципальной больнице № 11 родственники Ирины Мороз требовали компенсировать им моральный и материальный вред в размере более 7,5 миллионов рублей.

Суд удовлетворил исковые требования частично и обязал собственника больницы №11 — мэрию г. Новосибирска — выплатить матери и мужу погибшей 2 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда, 132 тысячи рублей — в качестве материального, кроме этого ежемесячно выплачивать 8-летнему и 14-летнему сыновьям покойной по 5306 рублей вплоть до их совершеннолетия и в их же пользу выплатить 320 тысяч рублей единовременного пособия. «Видит Бог, если бы врачи сразу же принесли свои извинения, объяснились перед нами, признали свою ошибку, — никакого суда бы не было, — пояснил корреспонденту НГС.НОВОСТИ отец погибшей Валерий Гурко. — Но даже спустя столько времени никто не попытался извиниться, наоборот, нас открыто в суде называли лжецами и проявляли к нам всяческое неуважение».

Во вторник, 3 ноября, главный врач больницы № 11 Сергей Краюшкин был недоступен для комментария. В его отсутствие адвокат больницы Игорь Смирнов пояснил, что «причина смерти не установлена, поэтому вины больницы нет и решение суда будет однозначно оспариваться».


Андрей Ткачук
Фото gettyimages.com

39123
Все материалы
Вход в почту
Выбор города