Показать полную версию страницы
Все материалы

Сибирячка родила мёртвого ребенка — перед родами ей дали лекарство для аборта

Наталья Гаврилова пытается разобраться, почему её ребёнок родился мёртвым

Жительница Новосибирска Наталья Гаврилова попросила медицинских чиновников разобраться в обстоятельствах её неудачных родов — женщина предполагает, что её ребёнок погиб в утробе из-за недосмотра врачей и прописанных ими таблеток.


Как рассказала НГС.НОВОСТИ 30-летняя жительница Новосибирска Наталья Гаврилова, эта беременность была для неё первой. В ожидании рождения дочери она в феврале 2017 года по настоянию врачей легла в Новосибирский городской клинический перинатальный центр на ул. Адриена Лежена.


«Всё было нормально, отмечалась положительная динамика, весь смысл этой госпитализации был в том, что при УЗИ было определено некое утолщение плаценты, отклонение от её средних размеров. Но мы прекрасно понимаем, что такое средний размер. Никто же не говорит о том, что не может быть индивидуальных особенностей организма», — рассуждает адвокат пациентки Вадим Делов.


По словам женщины, она пролежала в перинатальном центре полмесяца: шла 37-я неделя беременности, все показатели были в норме, поэтому пациентка попросилась домой. Но работники центра её не отпустили и вместо этого стали готовить к естественным родам. Пациентку попросили подписать «информированное добровольное согласие на оперативное вмешательство», в котором говорилось, что она соглашается на приём препарата мифепристон (копия документа есть в редакции НГС.НОВОСТИ).


При этом в бумаге не было ни слова о побочных эффектах и опасности применения этого препарата, уточнил адвокат.


«Конечно, я возражала, но мне сказали, что так будет лучше, нужно пить таблетки, чтобы "смягчалась матка". Хотя до приема препарата я чувствовала себя очень хорошо», — пояснила Наталья Гаврилова.


По словам пациентки, уже наутро после приёма первой таблетки она почувствовала слабость, тошноту и головокружение, сердце стало биться сильнее, а плод «вёл себя беспокойно». 


«Я стала жаловаться на то, что у меня плохое самочувствие, как у меня, так и у ребёнка. Мне сказали, что нужно пить вторую таблетку, что, соответственно, я и сделала. И стало совсем плохо», — описала своё состояние Наталья Гаврилова.


По её словам, после приёма новой дозы мифепристона ей пришлось ждать помощи врача около 4 часов. Дежурная акушерка объясняла женщине, что доктор занят другими пациентами. При этом работники перинатального центра поставили женщине обезболивающий укол и сделали кардиотокографию (КТГ), которая показала, что сердце ребёнка стало биться слабее. Врача пациентка дождалась лишь тогда, когда у неё отошли воды.


Когда работники перинатального центра подняли женщину в родильное отделение и попытались записать снова КТГ, сделать диагностику специалисты не смогли. 


«По лицам докторов я увидела, что что-то не то, но никто ничего не объяснял, что случилось. Сказали, что нужно готовить операционную», — рассказывает Наталья Гаврилова.


Пациентке сделали кесарево сечение с эпидуральной анестезией. Во время операции она была в сознании и слышала все разговоры врачей, в том числе их реплики о том, что в операционной нет детского реаниматолога. Когда врачи достали ребёнка, он не плакал.


«Я спросила, что с моим ребёнком, мне сказали: сейчас врачи занимаются мной, другие врачи — ребёнком», — рассказывает Наталья Гаврилова.


О том, что её ребёнок родился мертвым, она узнала лишь утром. «После кесарева я пролежала, наверное, часов 7, может быть, даже больше, и тогда мне только сказали в реанимации», — вспоминает женщина.


По словам Натальи Гавриловой, врач, сообщившая ей о смерти дочери, заявила, что ребёнок умер от «всевозможных инфекций». Какие именно инфекции имелись в виду, никто пациентке не объяснил. Позже она узнала, что мифепристон применяют в том числе для медикаментозных абортов. Тогда женщина предположила, что смерть её ребёнка может быть связана с приёмом этих таблеток.


«Использование мифепристона при подготовке к родам требовало как минимум пристального внимания со стороны лечащего врача. В аннотации к препарату, в инструкции к нему говорится, что он должен приниматься пациентом в присутствии врача, а этого не было», — рассуждает адвокат пациентки Вадим Делов. По его словам, в одном из приказов Минздрава РФ говорится о том, что при беременности «потенциально допускается использование этого препарата». «Но непосредственно методика его использования в этом приказе не отражена», — говорит адвокат.


НГС.НОВОСТИ обратились за комментариями в министерство здравоохранения Новосибирской области. Как говорится в официальном ответе за подписью главы ведомства Олега Иванинского, министерство проверило работу Новосибирского городского клинического перинатального центра. «К контрольным мероприятиям были привлечены главные специалисты Новосибирской области: главный специалист акушер-гинеколог и главный специалист анестезиолог-реаниматолог службы родовспоможения. 


В ходе проверки нарушений порядков медицинской помощи и стандартов оказания медицинской помощи, утверждённых Министерством здравоохранения Российской Федерации, не выявлено», — сообщили в региональном минздраве.


До этого в различные официальные органы, включая региональный минздрав и Фонд ОМС, обращалась и сама Наталья Гаврилова, но отовсюду получала ответы о том, что нарушений не найдено. Также она оставила электронное обращение на сайте Минздрава России. В министерстве обращение зарегистрировали, передали в систему Росздравнадзора, с федерального уровня — на региональный, но ответа на свои вопросы женщина пока так и не дождалась, рассказывает адвокат Гавриловой.


«Сейчас нас толкают к тому, чтобы мы начали тяжбу в гражданском правовом порядке и занимались доказыванием своей правоты в системе судов общей юрисдикции. Но даже прежде чем подать исковое заявление в суд, мы должны представить доказательства по нарушению. А чтобы их собрать, Наталья Александровна [Гаврилова] из своей мизерной заработной платы должна за свой счёт оплатить весьма дорогостоящие экспертизы, рецензии. Хотя сейчас ей денежные средства требуются для того, чтобы восстановить здоровье», — поделился адвокат Вадим Делов.


На прошлой неделе в центре скандала оказалась Краснозёрская центральная районная больница: там пациентке вместе с кистой по ошибке вырезали здоровый орган.

Ольга Хмелевская
Фото Татьяны Фатеевой

Все материалы
Вход в почту
Выбор города