Показать полную версию страницы
Все материалы

Доведение до убийства: почему студент колледжа решил убить своих обидчиков

Репортаж: жители Барабинска оправдывают стрелка — и считают, что его довели издевательства студентов

Колледж транспортных технологий имени Лунина

Утром 10 мая 17-летний студент колледжа зашёл в класс и выстрелил в однокурсника из ружья, которое взял у отца, после чего покончил с собой. Пострадали три человека — один получил огнестрельное ранение и был прооперирован в Новосибирской областной больнице, двое других были госпитализированы с переломами. Корреспондент НГС побывала в Барабинске и узнала, что жители города оправдывают стрелявшего: барабинцы считают, что студента травили однокурсники, а преподаватели закрывали на это глаза. Но родители погибшего мальчика уверены, что в колледже его не обижали. Подробности — в нашем специальном репортаже. 

Барабинск — небольшой город, жители которого могут похвастаться разве только наличием железной дороги. Официально в городе проживает двадцать девять тысяч человек. Сами жители признаются, что тут почти все друг друга знают — если не лично, то через знакомых. 


10 мая город тряхнула новость: в филиале колледжа транспортных технологий имени Лунина студент выстрелил в однокурсника. По словам очевидцев, инцидент произошёл на втором этаже колледжа. 


«Парень пришёл с рюкзаком, в котором прятал ружьё в разобранном виде. У отца взял, пока тот на вахте был. 


Подождал, пока охранник уйдёт. Зашёл в туалет, собрал оружие. Подошёл к расписанию, чтобы не ошибиться классом. Зашёл. Он в этом же классе учился. Целился наугад», — рассказал журналисту студент колледжа Сергей. 


Стрельбу открыл Иван З.* — ученики колледжа уверяют, что он был тихим и спокойным, ни с кем не ругался. «Зашёл с ружьём, накинулся на парней, закричал: "Вы надо мной смеялись, теперь я посмеюсь, ублюдки"», — рассказал один из учащихся колледжа. 


По словам студентов, все испугались и стали выбегать из класса, трое человек выпрыгнули из окна. Один из них упал на траву и отделался лёгкими синяками и испугом. Двое других получили переломы.


«Услышали выстрел один. Учитель ОБЖ вышел, посмотрел, увидел парня с ружьём. Потом услышал второй выстрел, буквально минута. И потом нас вывели», — вспоминает студент-второкурсник. 


Следственный комитет уже возбудил уголовное дело по статье «Покушение на убийство, совершённое общеопасным способом». 


Холл колледжа 


Колледж имени Лунина, или, как его называют местные жители, «жиуха», находится примерно в 20 минутах ходьбы от железнодорожного вокзала. Трёхэтажное потрёпанное розовое здание не выделяется на фоне других старых однотипных многоэтажек. Из открытого окна второго этажа слышен высокий женский писк, явно чем-то недовольный. На входе в колледж возле турникета стоит охранник. Громкий хлопок входной двери — внутрь забегают двое парней, у одного из них массивный рюкзак. Ребята явно опаздывают, и охранник молча открывает турникет. Но журналистов он пропускать отказывается, «не велено». Директора нет. Когда будет — неизвестно. Связаться с ним нельзя, телефона нет. Сам охранник о трагедии ничего не слышал, «не было такого». 


Нельзя пройти и в общежитие колледжа, где, по словам барабинцев, жил Иван. Стоит общежитие как раз напротив колледжа. Вход — «только с разрешения директора». 


Двери распахиваются — из колледжа выбегает с десяток парней в тёмно-синей форме. Говорить отказываются. Кто-то молча отходит, игнорируя вопрос, другие отделываются фразой «ничего не видел». «Пять тысяч дайте — всё расскажу», — кричит высокий статный парень, его губы при этом расплываются в кривой ухмылке, но сам он старается быстрее пройти мимо. Один из студентов начинает рассказывать, но его одёргивает товарищ: «Ты сейчас так "лохонёшься", от учителей влетит». 


Общежитие находится прямо напротив колледжа


В машине недалеко от колледжа, развалившись на сиденьях, курят студенты. «Нам и так здорово достаётся за всё это, — недовольно хмурит лицо и отводит взгляд, начиная стирать пепел с отутюженных брюк, один из студентов. — Телефоны забирают, проверяют на наличие фото и видео. Заставляют удалять. Кто-то же слил фотки в сеть?». 


«А вообще дебил он, теперь из-за него страдаем, — продолжает мысль товарища статный и улыбчивый парень, приоткрывая при этом заднюю дверь машины. — Тот, который стрелял. Его не жалко». 


«В которого попал жалко, — кивает подросток, держащий руль машины. — Наверное». Компания выдаёт несколько грубых шуток в тему и заливается смехом. 


Несколько студентов соглашаются говорить, но старательно пересказывают то, что уже известно, и отмахиваются от неудобных вопросов. Называют Ивана «спокойным парнем», добавляя каждый раз, что его никто не обижал.


Большинство студентов колледжа отказывается разговаривать с журналистом 


Громкий случай в Барабинске обсуждают все. «Знаете, разговоры идут... Что вот такая ситуация сложилась. Что-то же привело ребёнка на такой поступок? Как мама я переживаю. Нужно понять причину, почему он так сделал. Как мама я понимаю, что стрелять — это такой самый крайний вариант. Я ребёнка отправила учиться — и мне его привезут в гробу. Это тоже страшно. Учебному заведению надо обращать внимание на отношения между ребятами», — рассказала корреспонденту НГС местная жительница Надежда. О том, что в каком-то смысле ситуацию проглядели педагоги, в понедельник заявлял и врио губернатора Андрей Травников.


Несколько человек признались, что их ужасает и коробит то, что в Барабинске сейчас всё осталось так же, ничего не поменялось, тема со стрельбой скоро забудется, «как будто ничего не было». К тому же большинство барабинцев, с которыми разговаривал автор, жалеют стрелявшего парня, считая, что другие студенты колледжа устраивали ему травлю. 


«Этого мальчика очень сильно гнобили, — считает ученица одиннадцатого класса Анастасия. — Именно мальчика, который стрелял. Спустя какое-то время он не выдержал, он принёс своё оружие, в разобранном виде, охранника не было. В разобранном виде, в туалете собрал. Стрельнул мальчика, ранил его, вторым патроном себя. Люди испугались, кинулись в окна... Мальчика можно оправдать, потому что не каждый выдержит морально такое потрясение. Когда человека гнобят, он бессилен, сделать ничего не может. Видимо, нашёл единственный выход. Я, как человек, который умеет разговаривать, по-другому бы поступила. Хотя не знаю...». 


По словам местных жителей, унижать Ивана однокурсники начали с сентября месяца. У парня отбирали деньги, плевали ему в тарелку в столовой, били. Преподаватели, считают барабинцы, всё это видели. 


«Ничего у нас не поменяется, — грустно ухмыляется продавщица в киоске неподалёку от колледжа Лариса Смирнова. — Просто нашим учителям... Они закрывают глаза, когда долбят мальчишек. Этого мальчика унижали. Вы думаете, учителя это не видели, что его унижали, оскорбляли? Просто все молчали. Не знаю, почему они молчат. Учителя дождутся, пока их ученики начнут стрелять, — тогда молчать перестанут». 


Барабинцы подчёркивают, что Иван — из Куйбышева, местные могли принять его за деревенского, а деревенских спокойных мальчишек в «жиухе» бьют «испокон веков». То же самое, по словам Смирновой, происходит и в местном медицинском колледже — «богатенькие девочки» задирают деревенских студенток. 


Железнодорожный вокзал 


Местные жители недовольны тем, как рассказывают о трагедии в СМИ, — сильнее всего их задевает то, что Ивана представили сторонником идей фашизма. Официантка местного кафе, которая, по её словам, знала погибшего парня, уверена: никаких лозунгов перед стрельбой он не кричал.


«Я его лично знаю. И у меня там в классе брат учится. Он мне как было рассказал, — уверяет девушка и представляется Дарьей. — Он [Иван] своего обидчика задел, это не было рандомно, как все говорят. Он своего обидчика задел. Он известный сам по себе задира. Это не первый случай, когда пацана задевают, деньги у него вымогают. В один прекрасный момент ему [Ивану] всё надоело. Он дождался, пока отец с вахты приедет, схватил оружие и выстрелил. Лозунга не было. Он сделал это, потому что его задирали и он не мог дальше». 


Дарья пояснила, что парня, которого ранил в плечо Иван, она знает как «задиру», и уверяет, что стрелявший студент — не первый парень, кого «задирал» пострадавший. «То, что они назвали его фашистом, — это элементарная попытка скрыть факт халатности преподавателей, халатности сотрудников, — считает девушка. — Не раз жаловались. Комиссия по делам несовершеннолетних там [в колледже] была из-за ситуации с вымогательством денег... Преподаватели в курсе были, что его травят. Они зажимали пацана, отнимали у него бабки. Это все в курсе были». 


Сам раненый 18-летний студент Дмитрий Болденков рассказал корреспонденту НГС перед операцией в Новосибирской областной больнице, что со стрелявшим он не ругался и они «прикалывались все вместе». 


«Я просто услышал, что открылась дверь и что-то сказали за спиной, поворачиваюсь — выстрел, вот и всё. Дальше все побежали за компьютерный стол, получается, в угол… я у него просто спросил: "Что я тебе сделал?", — он ничего не ответил и просто ушёл», — пояснил Дмитрий.


Студент отметил, что не понял, что именно сказал одногруппник перед тем, как начать стрельбу. О смерти самого стрелка Болденков узнал позже. Сам он был в лаборантской, где ему после ранения обрабатывали руку.


Мост возле вокзала 


Жители нелестно отзываются о самом колледже и о учителях, которые «закрывали глаза». 


«Слухи ходят, что в этом колледже мальчики ищут слабее себя, — рассказывает продавщица сувениров Ксения. — Забирают деньги, телефоны... Просто довели ребёнка! Это ребёнок обычный, простой. Там [в колледже] всегда так было». Однако про самого Ивана местные жители знают совсем мало — характеризуют его как тихого, спокойного мальчика и «среднего» студента. 


«Его правда довели, он бы из-за другого так не поступил, — считает двоюродная сестра Ивана Екатерина. — Он никакой не фашист. 


Наоборот, он всегда говорил, что русские лучшая нация. Может, только историей интересовался чуть больше, чем другие. За это и зацепились». 


Следственный комитет уже заявил о проверке в отношении родителей («Небрежное хранение оружия») и педагогов («Халатность» и «Ненадлежащее оказание услуг»).


До колледжа Иван жил с родителями в городе Куйбышеве, который находится в семнадцати километрах от Барабинска. Кажется, что этот город — младший брат Барабинска, только обделённый железной дорогой, и поэтому, по словам студентки колледжа из Барабинска Ангелины, «барабинские считают куйбышевских деревней». В городе — такие же магазины и серые безликие дома. 


Кажется, что и люди тут такие же, как в «старшем» городе. Но интересно, что в Куйбышеве о трагедии говорят мало и всё больше отказываются от обсуждения, как чего-то уже неинтересного. «Да что тут говорить, это прошлый тренд, "ВКонтакте" уже другое обсуждают», — отмахивается от журналиста улыбчивая девушка в белоснежной куртке и короткой юбке. 


Родители Ивана живут на окраине Куйбышева, в микрорайоне «Южный». Автобус до «Южного» ходит только раз в час, тогда как большая часть транспорта идёт по городу раз в пятнадцать минут. Родители мальчика открывают дверь без вопросов — в доме много людей, они пришли выразить соболезнование семье. Отец парня спокойно выслушивает корреспондента НГС и отрицательно качает головой: он считает, что в колледже никакой травли не было. «Тут надо разобраться, но не сейчас», — коротко поясняет мужчина и добавляет, что, возможно, он сможет объяснить всё потом — когда не будет так тяжело.


Исполнительный директор клиники «ИНСАЙТ» врач-психиатр Игорь Скворцов считает, что именно подростков в силу нестабильности их психики подтолкнуть на агрессию легко. «У взрослых всегда есть альтернатива. Можно сказать, что не судьба, да пропади оно пропадом. Мы уже не настолько импульсивные, мы умеем представлять последствия своих действий. Подростки часто это делать не умеют. И сейчас, когда им плохо, когда им мерзко, они должны среагировать моментально. Что, собственно, и произошло», — подчёркивает эксперт. 


Социолог Ирина Харченко убеждена, что подобные случаи происходят из-за расслоения между школьниками и учащимися и отсутствия воспитания. 


«Кто-то более обеспечен, кто-то менее, — объясняет Харченко. — Учителя это чувствуют и дети отмечают. У кого-то есть деньги, у кого то нет. Но хулиганов всегда было много, просто воспитание сейчас необязательный элемент, его особо не спрашивают. Главное — соответствовать показателям, нормативам. Чтобы они все сдавали, тестирования проходили, отчётность. Там воспитательной работы особо-то и нет». 


При этом Скворцов подчёркивает, что количество таких случаев не увеличилось — просто о происшествиях стали больше говорить. «Именно сейчас СМИ стали доносить эти ситуации до потребителя, до обывателя, — уверен эксперт. — Если раньше это была закрытая информация, служебная, виновники попадали либо в места лишения свободы, либо в психиатрическую клинику, теперь это обсуждается, муссируется в соцсетях». 


По мнению Скворцова, люди, оправдывающие агрессора, были в подобной ситуации сами и поэтому ставят себя на место нападавшего. «Мы ассоциативно связываем себя либо с жертвой, либо с агрессором. Если человек связывает себя с агрессором, то человек встаёт на его сторону и он становится для человека пострадавшей стороной», — резюмировал эксперт. 


*Имя изменено в рамках соблюдения требования законодательства РФ


Читайте также: 

Город слёз: репортаж НГС из Кемерово 

Как кемеровчане переживают трагедию — и что они говорят о страшном пожаре в «Зимней вишне».

Мы круглосуточно ждём от вас сообщения, фото и видео, связанные с городскими событиями и происшествиями, — присылайте их в любое время через WhatsApp, Viber и Telegram по номеру 8–923–157–00–00, на почту news@ngs.ru или через кнопку «Сообщи свою новость» на нашем сайте. Не забывайте указывать контактный телефон.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook, чтобы не пропустить самые важные события, фото и видео дня.


Алёна Истомина
Фото автора

53313
Все материалы
Вход в почту
Выбор города