Показать полную версию страницы
Все материалы

Хуже третьей мировой

Фондовые биржи США и Азии обвалились — эксперты рассказали, чего ждать в ближайшее время

В понедельник индекс Доу-Джонса побил рекорд по падению

Американский фондовый индекс Доу-Джонса в понедельник потерял сразу 1175 пунктов — подобного падения в мире не было с 2008 года. СМИ поспешили окрестить событие крахом и началом нового витка мирового кризиса и наперебой сообщают о панических настроениях инвесторов. При этом эксперты уверяют, что сравнивать ситуацию с крушением «Титаника» ещё рано, а Россию этот катаклизм и вовсе может обойти стороной, а то и повысит её инвестиционную привлекательность. НГС.БИЗНЕС разобрался, почему обрушился главный мировой фондовый индекс, каких последствий стоит ждать и можно ли сравнивать ситуацию с одним из самых сложных экономических кризисов современной истории. 

Главный фондовый индекс США — индекс Доу-Джонса — за понедельник обрушился сразу на 1175 пунктов, или на 4,6%. Это падение стало своеобразным антирекордом: подобного не наблюдалось с 2008 года, когда тот же индекс за день потерял 777 пунктов.


По сообщению Русской службы ВВС, вслед за Доу-Джонсом упали и значения других индексов, а фондовые рынки по всему миру потеряли от 1,46% (лондонский FTSE) до 5,3% (японский Nikkei 225). Российский индекс РТС 6 февраля упал на 2,46%, а ММВБ — на 1,7%.


«В то же время снижение цен на акции ещё не влечёт за собой бегство в защитные активы — такие как японская иена и золото», — заметил главный аналитик департамента брокерского обслуживания ВТБ Станислав Клещев.


Ситуацию на фондовых рынках нельзя назвать неожиданной, говорят эксперты, хотя предпосылки не были фундаментальными. По мнению главного инвестиционного стратега БКС Максима Шеина, это произошло в первую очередь потому, что появились признаки ускорения инфляции в США и упала доходность по облигациям. Хотя эксперт признал, что падение оказалось масштабным — особенно на фоне длительного роста.


«Американские рынки росли 15 месяцев практически без остановок и коррекций. Росли ровно со дня избрания нового президента страны и несмотря на то, что Трамп имеет самый низкий за всю историю Соединённых Штатов рейтинг. Росли фактически авансом, надувая пузырь, который должен был рано или поздно схлопнуться», — добавляет аналитик ГК «ФИНАМ» Сергей Дроздов. Причём, отметил он, показатели американских рынков фактически игнорировали любой негатив, выписав слишком большой кредит доверия реальному сектору.


В СМИ же небывалое падение индексов уже окрестили началом нового мирового кризиса. 


Это мнение поддержал даже глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. По его мнению, сложившаяся ситуация — это отголоски денежной накачки экономики, которой сопровождался предыдущий кризис. «Тогда реальных структурных изменений в западной экономике не произошло. Соответственно, сейчас это может проявиться в новом витке кризиса, который может быть очень болезненным», — цитирует депутата «Парламентская газета».


Между тем, говорит Максим Шеин, ситуация от 2008 года отличается: как минимум, тогда рынок уже какое-то время снижался и скачок в 777 пунктов индекса был последним рывком вниз, а не первым.


«Предыдущий кризис был вызван токсичными долгами, тем, что навыдавали кредитов ипотечных тем, кто со 100-процентной вероятностью их не вернёт. Рано или поздно эти кредитные проблемы должны были аукнуться. Банки же в виде финансовых инструментов это раздавали различным пенсионным фондам и так далее — система была закручена так, что неизбежно вызвала масштабное фронтальное падение, — рассуждает эксперт БКС. — А сейчас до того момента, как американская экономика вступит в рецессию очередную, я думаю, ещё год-полтора. Соответственно, до этого времени вполне себе рынок ещё может вырасти».


Вслед за американскими индексами упали азиатские, а затем и европейские

При этом местный бизнес на изменения индекса не обратил никакого внимания. Из трёх владельцев крупного бизнеса в Новосибирске двое о падении индекса Доу-Джонса узнали от корреспондента НГС.БИЗНЕС. «Новосибирскому бизнесу до Доу-Джонса до фени по одной простой причине: здесь бы выжить», — со смехом пояснил председатель совета директоров биотехнопарка Андрей Бекарев.


По его мнению, падение индекса Доу-Джонса — всего лишь «свидетельство мировой нестабильности», потому что начавшийся в 2008 году кризис всё ещё не закончился. «Понятно, что очень тяжело из этого выбираться, это очевидный факт, — говорит бизнесмен. — Если вы понаблюдаете, здесь настолько всё зыбко, инвестактивность настолько подвешена, что все боятся любого чиха».


Привлекательность местного рынка не зависит от большой политики, считает Бекарев, — скорее, от её реализации на местах. 


«[Инвесторы] смотрят не на власть как таковую, они смотрят на своих партнёров по бизнесу, насколько они чувствуют себя уверенно. Если их потенциальный партнёр подвергается серьёзным рискам, они в принципе заходить не будут, — говорит он. — Как только возникает риск сохранности инвестиций, полностью исчезает интерес к инвестициям с любой доходностью. Это закон. Как только у кого-то на рынке возникает риск, следующий инвестор туда не пойдёт, потому что он на себя примеряет ситуацию».


Сергей Дроздов при этом отметил, что Россия от массового оттока иностранного капитала не пострадает: в последние годы ситуация сложилась так, что утекать уже нечему. Это одновременно и плохо, и хорошо: из-за внутренних экономических проблем и различного рода взаимных санкций рынок оказался изолирован не только от мировых инвестиций, но и от мировых потрясений. Так что в результате он может даже стать более привлекательным на фоне ставших низкодоходными рынков Запада.


При этом такой фактор влияния на мировые рынки, как президентские выборы (по итогам последних выборов в США, к примеру, и оказался затянут рост индексов), в России работает лишь отчасти.


«Понятно, что [выборы] в России предсказуемы, но так или иначе это некий дополнительный фактор неопределённости для бизнеса, а в условиях неопределённости бизнес что делает? Он приостанавливает капитальные вложения, — объяснил Максим Шеин. — Такие задержки сказываются, конечно. Но, учитывая характер наших выборов и их предсказуемость, вряд ли это будет сильно заметно».


«Я считаю, что мы находимся на том участке, на котором цикл закончился. Мы находимся в очень сложной точке, после неё должны быть какие-то совершенно иные действия. Цикличности после этого падения и следующего подъёма я не вижу как такового. Мы — заложники этой ситуации», — резюмировал в свою очередь Бекарев.


Читайте также:

Доллар пошёл на дно. Но это ненадолго: эксперты предсказали, когда упадут ставки по депозитам и вырастет курс валюты.

Лиза Пичугина
Фото Владимира Астапчикова (1), Михаила Воскресенского (2) (РИА Новости)

71774
Все материалы
Вход в почту
Выбор города