Показать полную версию страницы
Все материалы

Побежали из клетушек

Репортаж: горожане распродают квартиры в новостройке — НГС выяснил, почему там никто не хочет жить

В новостройке на Твардовского выставлено на продажу почти 100 квартир

Новостройка на Твардовского стала рекордсменом по числу одновременно выставленных на продажу квартир — сейчас там продаётся почти сотня студий, подсчитали аналитики портала N1.RU. Высотку сдали чуть больше года назад, многие жильцы ещё не успели даже завершить ремонт, когда их соседи массово решили съехать. Корреспонденты НГС.НОВОСТИ прогулялись по улице в Первомайском районе, поговорили с жильцами новых домов о достоинствах и недостатках места. Несмотря на трудности с инфраструктурой и дурную славу высоток, многим нравятся их дома, а главным недостатком жилмассива называют ледяной ветер, гуляющий меж домов. Почему люди бегут из новостроек и какие жилмассивы ждёт участь «Берёзового» — в нашем материале.


Новостройка на улице Твардовского, 22/3 в Первомайском районе стала лидером по числу пустующих квартир на вторичном рынке — сразу 97 квартир выставлены на продажу, подсчитали специалисты портала по выбору недвижимости N1.RU. Долгие годы улица Твардовского заканчивалась домом № 20, но в 2016 году строительный концерн «Сибирь» сдал там шесть многоэтажек. Жилмассив вырос в конце улицы, буквально в метре от дворов начинаются дачи первомайских старожилов, а по нечётной стороне улицы — только лес и промзона. Днём, когда жители все уехали на работу в центр, во дворах стоит удивительная тишина — никакого гула проезжающих машин и шума оживлённых улиц. Однако спустя чуть больше года с момента сдачи дома владельцы почему-то решили избавиться от квартир.



Сами дома «Берёзового» словно сложены из разноцветных блоков конструктора Lego: почти все квартиры в домах — студии площадью около 20 квадратных метров, где комната совмещена с кухней, а единственное окно — это балконная дверь.



Новостройки на Твардовского держатся особняком от всей улицы — новые дома и старый КСМ разделяет гаражный кооператив. Первые жильцы Твардовского были сотрудниками предприятий Первомайки, в новом тогда районе им давали жильё ещё в 60-х годах. В советскую эпоху улицы рабочего района называли сплошь в честь писателей — кроме Твардовского здесь появились улицы поэта-декабриста Одоевского, Шукшина, Ольги Берггольц, Вересаева, Пришвина и прочих литераторов.



«КСМ расшифровывается как "комбинат стеновых материалов", название посёлка пошло от предприятия. Начало его строительства — 15 февраля 1958 года, а 19 сентября 1960-го была выпущена первая партия силикатного кирпича. В 76–77 годах по ходатайству администрации общественных организаций завода были утверждены Горисполкомом названия улиц — Твардовского, Шукшина и другие. К тому времени там уже были ПАТП-4, школа № 118, ГПТУ-51, поликлиника: микрорайон был заселён. Тогда там появились магазины, была химчистка и отделение связи. А во второй половине 70-х в городке развернули строительство прядильно-ткацкой фабрики хлопчато-бумажного комбината НХБК», — вспоминает историю микрорайона заведующая филиалом музея Первомайского района Диана Камелина.



Долгое время здесь жили только сотрудники предприятий, квартиры оставались в наследство их детям, новые люди в КСМ переезжали редко. Старожилы еще помнят, как на месте многоэтажек были поляны и леса, где они прогуливались и собирали грибы. «Понаехавшие» появились только в 2010 году, когда «Сибирь» сдала первые многоэтажки на улице Одоевского и Берёзовой: стоили они очень дёшево, желающих были тысячи. В 2009 году власти пытались помочь застройщикам выйти из кризиса и выдавали населению всевозможные льготы и субсидии.


«Были законодательные акты в Новосибирской области, которые стимулировали строительство ущербного жилья. Например, губернаторская субсидия в 300 тысяч. Если для студии на окраине это было 30% от цены, то для большой квартиры в центре — всего 5%. Люди, которые хотели воспользоваться субсидией, плюс люди хотели монетизировать материнский капитал. Женщин, которые хотели бы положить его в пенсионный фонд или потратить на учёбу детям, не так много, а купить квартиру, а потом перепродать, — это легальный способ обналичить маткапитал. Они изначально покупали, чтобы продать», — объясняет независимый аналитик Сергей Николаев.



Вскоре «Берёзовое» стало одним из самых густонаселённых жилмассивов, где в одном доме проживает сразу несколько тысяч человек. В 17-этажном доме на Твардовского, 22/3 всего в четырёх подъездах строители уместили 1066 квартир — на каждом этаже более десятка студий, а сама площадка напоминает длинный коридор общежития. Практически на каждом этаже остались одна-четыре квартиры, где хозяева до сих пор не заменили временные деревянные двери от «Сибири» на железные.



Всего за пару лет подъезды успели пообтрепаться: где-то со стен начала слезать краска, дверцы бесчисленных почтовых ящиков погнули, а на стенах лифта уже выцарапали гвоздём надписи о том, кто был здесь и что думает о жильцах.



Пусть старые КСМовцы зачастую пренебрежительно отзываются о новостройках и их жильцах — дома называют многоэтажными бараками и клетушками, — сами жители вполне довольны соотношением цены и качества, говорят, что за такую цену многого не ждали, и стараются найти в этом месте плюсы.


«Здесь очень хорошо видно небо и всегда светло. Когда жил в других частях города, особенно в Советском районе, то было темно даже днём летом», — говорит житель «Берёзового» Алексей.


С 17-го этажа открывается вид на город — вот совсем рядом дымят трубы ТЭЦ-5, с другой стороны можно разглядеть крыши башен Академпарка, в ясную погоду хорошо виден левый берег и его дома, а сам КСМ и вовсе как на ладони.



Несмотря на огромное количество квартир, днём во дворах немноголюдно — встретить тут можно только мам в декрете, пенсионеров да снегоуборочную технику.



Когда разговариваешь с жильцами, первое, на что они жалуются, — вовсе не тесные квартиры и утренние пробки на железнодорожном переезде на Матвеевке, а пронизывающий ледяной ветер. Жилмассив стоит на пустыре, не защищён ни лесом, ни другими строениями, сквозняк гуляет между высотками, и кажется, что дует со всех сторон.



Особенно от ветра страдают жители крайнего дома — 22/6. Дома расположены друг за другом, а до ближайшей остановки приходится идти против ветра почти 800 метров. Жительница дома Валентина считает, что по-хорошему нужно разрешить автобусам ездить вдоль парковки, чтобы люди не мёрзли. Местные говорят, что одно время так ходили маршрутки до Матвеевки, но вскоре им запретили заезжать во дворы. Правда, это не мешает водителям автобусов иногда заскакивать то ли домой на обед, то ли к кому-то в гости и оставлять автобусы на придомовых парковках — места здесь предостаточно, как шутят сами жители, тут хоть самолёт паркуй.



«Да хорошо здесь, не знаю, чего продают. Я не жалуюсь, квартиры тёплые, дверь на лоджию даже не закрываю. Снег вот начали убирать хорошо. Вот (показывает в сторону КСМ. — Д.Я.) на Пришвина был мой дом, вон там дача, гараж. Всё рядышком. Жалуются, что слышимость в квартирах хорошая? Я вот у себя в туалете поставил: когда свет включаешь — включается вентиляция. Пришёл сосед, говорит, что шумит, а у него дверей межкомнатных нет. Ну а что мне, ему теперь двери купить? Пусть каждый сам следит за шумоизоляцией, сейчас в магазинах всё что угодно можно купить. Так же тоже нельзя, каждый сам должен думать о своём благоустройстве», — считает пенсионер Владимир из дома 22/3, возвращаясь с прогулки вместе с дочкиным лабрадором Вестой.



Пока жители центра негодуют, что негде ставить автомобили, а власти грозятся ввести платные парковки, вечерами в «Берёзовом» рядами выстраиваются сотни машин.



«В принципе, нам нравится здесь. Нет суеты, есть где погулять с ребёнком, для меня это главное, но ветрено. Не нравится покрытие детских площадок — шлак это или гравий, летом после детской площадки у ребёнка всегда грязная обувь. Есть очереди в детские сады. У нас папа в армии служил, мы получим место в садике в три года, а так бы лет до пяти стояли. Продуктовых магазинов достаточно, но за одеждой нужно ехать в центр, на Одоевского, там построили "Планету одежды и обуви", но в магазинах рядом детская одежда очень дорогая. Уезжают, думаю, потому что у многих появляются дети, семьи, в студиях становится тесно», — считает местная жительница Наталья.



По словам директора Центрального Агентства Недвижимости Олега Харченко, сейчас покупают не более 5% таких квартир от числа выставленных на продажу. Основная причина слабых продаж — цена. После изменений на рынке недвижимости стоимость таких квартир не выросла, а кое-где и вовсе просела. Первые покупатели уже вложились в ремонт и хотели бы окупить затраты при продаже, но реальная стоимость на сегодня зачастую меньше потраченных средств. Эксперты уверены, что даже хорошая отделка не поможет продать студию существенно дороже.


«Эти квартиры типичны, очень много аналогов. Состояние не играет значительной роли, восстановительная стоимость вложений в эту комнату не будет больше ста тысяч, — пояснил Харченко. — Покупатели на такое жильё всё равно будут. По-прежнему остались люди, которым нужно разменять, например, трёхкомнатную квартиру на две. С начала 2000-х уже далеко не каждую трёхкомнатную разменяешь на две однокомнатные, надо будет чем-то жертвовать — местом или площадью. Квартиру из спального района Ленинского или Октябрьского уже не обменяешь на квартиры там же».



Участь «Берёзового» может настичь многие микрорайоны, которые возвели на окраинах. По оценкам Харченко, массово выставить на продажу могут также квартиры на МЖК и в «Просторном», однако сейчас в рейтинге N1.RU на втором месте ещё одна семнадцатиэтажка от «Сибири», но уже на Затулинке — на улице Виктора Уса, 13 продают 60 квартир.


По данным портала N1.RU, стоимость студии на Твардовского, 22/3 начинается от 799 тысяч рублей — за эти деньги покупателя ждут 20 кв. м и голые бетонные стены. За 2 млн сейчас в этом доме можно купить двухкомнатную студию с хорошим ремонтом, площадь квартиры уже 42,6 кв. м — по размерам как типичная хрущёвка.


Читайте также:

Строительная компания обанкротилась и оставила дольщиков без жилья — люди сами достроили высотку.

Подписывайтесь на наш Twitter и читайте главные новости Новосибирска всего в 280 символах (на самом деле мы укладываемся в 140).

Дарья Януш

Фото Ольги Бурлаковой

94201
Все материалы
Вход в почту
Выбор города