Показать полную версию страницы
Все материалы

«Проще родить, чем 20 лет платить ипотеку» (интервью)

Сибирячка родила и отдала четверых чужих детей — она заработала на суррогатном материнстве миллионы

Ольга Патрина стала суррогатной матерью для четверых детей

Ольга Патрина зарабатывает на рождении детей — она профессиональная суррогатная мать. У 33-летней сибирячки трое своих детей: 16-летняя дочь, 10-летний и 4-летний сыновья, а ещё четверых детей она выносила и отдала биологическим родителям. Сейчас Ольга курирует других девушек, пожелавших стать суррогатными матерями, и консультирует отчаявшиеся пары, которые не могут сами родить ребёнка, — пару лет назад с юристом Юнной Зверевой она основала Центр суррогатного материнства и донорства. В интервью НГС.НОВОСТИ Ольга открыто рассказала о заработанных на суррогатном материнстве миллионах, нежных чувствах к детям и самых странных запретах во время беременности.

Как вы решились стать суррогатной матерью? 


Я не решилась, меня жизнь заставила. На тот момент у нас с мужем было уже двое детей — я вышла замуж рано, за одноклассника. Дочь родилась, когда мне не хватало ещё 2 месяцев до 18 лет, сразу после школы. У нас был материнский капитал, потому что сын уже родился, в 2007 году, но по закону тогда можно было использовать маткапитал по достижении ребёнком трёх лет. Либо ипотека. Не было возможности жить с родственниками, и 


мы, грубо говоря, остались на улице. И мы решили, что надо как-то из этой системы выкручиваться. 


Я как раз увидела передачу по «Рен-ТВ», там был сюжет размытый — показали женщину спиной, она шла с малышом, такие страдания были, что она родила ребёнка и не может его увидеть. Я возьми и давай эту тему штудировать. Набрала в Яндексе «суррогатное материнство», увидела «Авиценну» и позвонила. После взаимных расспросов меня записали на приём. Я пришла, и мне врач выдала список анализов — это трёхэтапные обследования вплоть до генетики, которые заняли около 3–4 месяцев. А в феврале 2010 года родилась первая девочка.


Потом ко мне обратился мой однокурсник и, конечно, я немножко опешила. Но я ж такая мать Тереза, мне же надо всем помочь! Родился мальчик. А крайний раз, в прошлом году, родилась двойня — мальчик и девочка.


Насколько сильна у вас финансовая мотивация?


Я честно скажу — когда я на это шла, цель у меня была меркантильная, серьёзно. Мы покупали квартиру — и мне нужен был миллион. В 2010 году это было много, сейчас — нет. Миллион — это цена для первичных суррогатных мам, а те, кто с опытом, могут получить 1,5 млн и больше, за двойню доплата 200–300 тыс. руб., за кесарево по медицинским показаниям тоже доплачивают.

 

Попросить-то можно хоть 3 млн руб. за роды, но будешь сидеть и ждать! Бывает, девочки приходят и говорят: «Хочу два миллиона!». Ну я тоже хочу два миллиона, что теперь. Надо понимать, что деньги ты получаешь далеко не сразу, а только по факту рождения ребёнка. Договорные отношения созданы таким образом, что раз в месяц суррогатной маме платят зарплату, около 20–30 тыс. руб., но это не те деньги, которые ты хочешь заработать.


Большинство женщин идёт за недвижимостью — и согласитесь, что если у тебя налажена репродуктивная функция, то проще один раз родить, чем 15–20 лет платить ипотеки.


Это всё стечение обстоятельств, но я рада, что так получилось, потому что я живу без кредитов и ипотек. Меня ещё удивляют девочки, которые приходят [в Центр суррогатного материнства] и говорят: «У меня ипотека, 30 тыс. руб. в месяц на 25 лет», и приводят аргумент: «Лучше платить за своё». Ну за какое своё? Вы считаете, в России можно быть уверенным в завтрашнем дне?


Зато в своих силах и здоровье вы всегда были уверены?


Я не то чтобы сама уверена в своём здоровье, меня же проверяют. У суррогатной мамы должна быть репродуктивная функция, конечно, отличная — и чтобы проверить её, делается процедура гистероскопии, т.е. матка смотрится изнутри. Конечно, не должно быть никаких венерических заболеваний, даже трихомонад, и, естественно, ни ВИЧ, ни гепатит, ни сифилис — ничего такого. В основном требуются сурмамы с положительным резус-фактором, только если биородители оба с отрицательным резус-фактором, им нужна мамочка тоже с отрицательным.


У сурмамы должен быть уже один или два ребёнка — нерожавшая женщина не может стать суррогатной мамой.


Также по закону до 35 лет можно быть суррогатной мамой. Хотя одни в 37 выглядят и чувствуют себя лучше, чем другие в 25.


Задам самый популярный, наверное, к вам вопрос. Неужели нет никаких материнских нежных чувств к ребёнку? Вы же его вынашивали, рожали...


Недавно я сформулировала в другом интервью, что являюсь живым инкубатором. Но на самом деле я скорее как няня. Няня может испытывать нежные чувства просто как к ребёнку. Но не личные. Я считаю, что сурмама родила и надо расставаться раз и навсегда. Не надо находиться рядом.


Биомама рожает вместе с суррогатной мамой, и ребёнка сразу отдают биомаме. Дальше всё зависит от отношений между ними. Лично я не видела первую девочку, такие были правила в «Авиценне». 


Если только биомама сама не принесёт и не покажет. А мне и не хотелось посмотреть. 


Всех остальных детей я, правда, видела, держала на руках. Ну и что? Они очень похожи на своих родителей. Как могут быть чувства, если нет генетики? Вам же не нужны чужие дети, вы же, придя в детдом, не возьмёте себе ораву детей?


Единственное — может возникнуть чувство пустоты. Когда своих рожаешь — ты же нянчишься с этим кульком, у тебя куча памперсов, кроватка. А тут ты приходишь — вроде с животом была, а потом всё. Но свои дети не дадут заскучать. Рутина начнётся такая жизненная! 


И потом — ты видишь счастливые слёзы родителей, понимаешь, для чего всё это.


Ольга уверена — суррогатной матери лучше сразу отдать ребёнка биологическим родителям и не общаться с семьёй после родов 


Суррогатная мама никак не сможет оставить себе ребёнка, если захочет?


У нас закон не защищает биородителей. По закону ребёнок принадлежит той женщине, которая его родила. Права родительства переходят к паре только после того, как суррогатная мама подписала согласие. Она подпишет бумагу только после полного расчёта с ней — на счёт, на карту, сертификатом, наличными. Главное, что юрист должен установить факт передачи вознаграждения.

 

Родители могут тоже отказаться от ребёнка — тогда сурмама решает, забрать его себе или передать государственной опеке. Если заберёт себе — тогда она вправе взыскать с биородителей алименты, она же докажет генетическую связь. В договоре стороны уравновешены.


Кстати, если женщина, пожелавшая стать суррогатной мамой, замужем — делается нотариальное согласие мужа. Потому что все деньги, которые заработаны в браке, по закону делятся пополам. Поэтому у меня с 2010 года брачный договор — а вдруг он через 40 лет уйдёт к молодой?


Что нельзя делать суррогатной матери на этапе беременности?


Сурмама не может посещать крупные торговые центры и вообще места большого скопления людей, чтобы не заболеть. Не бывать там, где курят, не употреблять алкоголь, фастфуд. Не покидать пределы города. А если покинет, то согласовывать с врачом и родителями. Что касается секса… По законодательству мы не можем ограничивать девушку от половой близости. Но также ей нужен половой покой после подсаживания эмбриона — 12 недель. Да там сама не захочешь! 


Понимаете, это не клетка, это большая ответственность. Считайте, что вы в командировке на целый год.


А кто вообще приходит за услугами суррогатной матери — это по большей части богатые люди?


Богатых нет. Так, чтобы с чемоданчиком денег пришёл кто-то — нет. Есть состоятельные, с домом в наследство или бизнесом. А кто-то берёт кредиты. Работают день и ночь, занимают. Это абсолютно обычные люди со своей болью. Хочется им всем помочь, но это невозможно.


Сейчас я планирую снова роды — в отчаянии мои друзья, они 10 лет пытались родить ребёнка. И я не смогла отказать — и зачем отказывать, если я могу? 


Мне не больно рожать. Я могу с вами разговаривать, потом рожу — и снова с вами поговорю. Это уже мой душевный порыв. Не способ заработка. Сами видите, и машина есть, и не одна квартира, и бизнес поставлен. Мне просто их жалко. 


Конечно, я понимаю, после рождения ребёнка мы перестанем общаться — и это будет правильно, я не буду осуждать.


Для каждых генетических родителей — для них всё это тайна, очень редко кто не скрывает, в основном это возрастные пары. 


А в основном биологические родители имитируют беременность, мамочки носят животы накладные.


Муж сразу смирился с вашей довольно необычной работой?


Он переживал и заботился. Сначала он не мог понять, как это всё вообще возможно, да и у меня не было понимания никакого. Я сама думала, что суррогатное материнство — это не когда тебе уже готовый эмбрион подсаживают, а грубо говоря, сперму чужую заливают. Врачи мне сказали — нет, конечно, это всё не так, это не твой ребёнок. И я мужу объяснила, он со временем понял. Может, у него что-то и ёкнуло, но со мной трудно поспорить, главарь в доме я. Если я сказала — значит так и будет!


А как объясняете детям, чем зарабатываете?


Некоторые говорят своим детям: мама съела арбуз или что у мамы живот болит. Я никогда не скрывала ничего от детей, а объясняла, что люди болеют, не могут родить ребёночка, плачут. А твоя мама поможет. Вы знаете, я никогда не обманываю — и с детьми у меня дружеские отношения, я не буду им приказывать, буду договариваться, не буду врать.


Часто спрашивают про дочь: «Не боитесь, что она станет такая же, как вы?». Что значит «такая же, как я»? Сверхъестественная или сумасшедшая? Если что, я не против буду — не потому, что она заработает, а может, кому-то поможет. У неё своя жизнь, я всегда даю выбор. Человек рождается личностью, не чьей-то собственностью. 

Мария Морсина
Фото Александра Ощепкова

66817
Все материалы
Вход в почту
Выбор города